Атлантика против „Атлантика"
Из книги «По следам морских катастроф» Л.Н.Скрягин, М., Морской транспорт, 1961

28 марта 1873 года пароход «Атлантик» под коман­дованием капитана Вильямса вышел из Ливерпуля в Нью-Йорк в девятнадцатый рейс. Приняв в Куинстауне пассажиров и почту, судно на следующий день вышло в океан. На его борту находилось около восьмисот чело­век пассажиров и экипажа. Первые три дня погода бла­гоприятствовала плаванию, но вскоре сильные ветры за­ставили капитана Вильямса уменьшить дополнительную парусность. Трудно приходилось пассажирам-эмигран­там, которые были размещены на открытой палубе. Про­шел еще день, и начавшийся сильный шторм вынудил ка­питана уменьшить скорость до 5 узлов.

Трое суток штормовал «Атлантик» в океане, почти не имея хода. Капитан не находил себе места. Он только что поступил на службу в компанию «Уайт Стар» и пе­ред выходом в море получил от владельцев строгий на­каз: «Несмотря ни на какие обстоятельства, прибыть в Нью-Йорк точно в назначенное время». А «Атланткк» явно опаздывал. К тому же до берега оставалось четы­реста шестьдесят миль, а в бункере было всего сто двад­цать семь тонн угля, которого могло хватить лишь на пятнадцать-двадцать часов. Вода и продовольствие дол­жны были кончиться через двое суток. Капитан Вильяме принял решение изменить курс на ближайший порт Га­лифакс.

В следующую полночь до берега оставалось сто двадцать две мили. Хотя Вильяме имел высший капи­танский диплом «экстра-мастера» и немало проплавал, однако в Галифаксе никогда не был (так же, как и его четверо помощников).

Оставив на вахте двух помощников, он спустился к себе в каюту, приказав разбудить в 2 часа 40 минут - в это время, по подсчетам, должен был открыться огонь маяка Самбро. Здесь капитан рассчитывал переждать спустившийся на море туман. «Атлантик» продол­жал идти со скоростью 13 узлов...

Ровно в 2 часа 40 минут вахтенный матрос пошел бу­дить капитана. Его остановил второй помощник, сказав, что сделает это сам. Он хотел дождаться появления мая­ка Самбро и доложить Вильямсу точное место. Прошло тридцать пять минут и с бака раздался кряк впередсмо­трящего:
— По носу буруны!
Через мгновение сильный удар потряс корпус — судно наскочило на подводные камни. Выскочивший из каюты капитан был сбит с ног лавиной охваченных паникой пассажиров.

Неожиданно «Атлантик» накренился на левый борт и все шлюпки этого борта смыло огромными волнами, ко­торые с яростью обрушились на судно. Спуск на воду шлюпок правого борта из-за крена был невозможен.

Паника охватила всех. Среди глухих раскатов при­боя слышались душераздирающие крики пассажиров. Женщины во тьме искали своих детей, мужья жен...
Прибой быстро решил участь парохода. Не прошло и двадцати минут, как судно с треском переломилось. Носовая часть «Атлантика» опрокинулась на левый борт, а корма, где находились почти все женщины и дети, бы­стро скрылась в бушующих волнах. Оставшиеся в жи­вых, карабкаясь по наклонному правому борту, полезли по вантам на мачты. Волны свободно перекатывались че­рез разбитое и изуродованное судно. Слева сквозь завесу брызг прибоя виднелась черная громада береговой ска­лы. Казалось, что спасение было в каких-нибудь двад­цати метрах от гибнущего судна.

Старший помощник капитана и два рулевых сорвали с мачты трос и попытались закрепить его за вершину нависшей скалы. После неудачных попыток одному из матросов, наконец, удалось добраться до нее. Ему пере­дали более прочный канат, который он закрепил за вер­шину. На скале могли одновременно находиться несколь­ко человек, но от скалы до берега добраться было очень трудно. Тех, кто пытался это сделать, смывало в море волнами прибоя, так как невозможно было долго дер­жаться за укрепленный над бушующей бездной трос; ру­ки коченели от сильного холода, и люди падали в воду, смытые набегавшими волнами. Под утро на помощь несчастным пришли местные рыбаки. Им удалось спасти немногих, среди них не было ни одной женщины. Из детей каким-то чудом остался жив лишь один мальчик.

Оказалось, что «Атлантик» выскочил на камни остро­ва Марс в семи милях за маяком Самбро, огонь кото­рого так и не разглядел сквозь туман второй помощник капитана. Он искал огонь маяка с левого борта, а на самом деле «Атлантик» должен был оставить его спра­ва. Эта ошибка стоила человеческих жизней - погибло пятьсот шестьдесят человек.

На суде владельцы парохода, стараясь «выйти сухи­ми из воды», обвинили в кораблекрушении... уголь. Они заявили, что основная причина кораблекрушения кры­лась в нехватке угля, а это произошло, якобы, оттого, что кто-то смешал уэльский уголь с обычным, и вместо того, чтобы сжигать по пятидесяти пяти тонн в сутки, для получения максимальной скорости пришлось сжи­гать по семидесяти. Однако о преступно высокой скоро­сти судна у незнакомого берега на суде ничего не гово­рилось, так же, как и о безграмотности помощников ка­питана, служащих компании «Уайт Стар».