На помощь пароходу «Вольтурно»

Из книги «По следам морских катастроф» Л.Н.Скрягин, М., Морской транспорт, 1961

 

Грузо-пассажирский пароход «Вольтурно» полной вместимо­стью 3600 регистровых тони был зафрахтован англий­ской фирмой «Ураниум Стимшип Компани», занимавшей­ся перевозкой эмигрантов из Европы в США. 2 октября 1913 года «Вольтурно», имея на борту пятьсот шестьдесят четыре пассажира и девяносто три члена экипажа, вышел из Роттердама в Галифакс и Нью-Йорк.
Такое количество пассажиров было выше допустимой нормы для судна этого класса. Судовладельцы стреми­лись максимально использовать и все грузовые помеще­ния старого парохода. На «Вольтурно», помимо пасса­жиров, разместили также огнеопасный груз — торфяной мох, холст, окись бария и другие химикалии.
Рано утром 9 октября, когда судно находилось почти в самом центре Атлантики, в носовом трюме начался по­жар. Пытаясь ликвидировать его, допустили ошибку: в пробитое отверстие люка трюма направили струю воды. Спустя несколько секунд произошел сильный взрыв, и длинные языки пламени вырвались наружу, причинив серьезные ожоги стоявшим поблизости людям. Люковые крышки оказались сорванными с места и применить для тушения огня пар уже было невозможно. Затопление трюма водой исключалось: свежий норд-вест разводил сильную волну.
Второй взрыв потряс пароход от киля до клотиков мачт. Он был настолько сильным, что котелок главного компаса вылетел из нактоуза, рулевое устройство и ма­шинный телеграф были выведены из строя. Вырвавше­еся из трюма пламя высотой пятнадцать метров подож­гло спасательные плоты, закрепленные у фок-мачты. Языки пламени пережгли растительный трос, поддерживавший радиоантенну, с которой в эту минуту в эфир летели тревожные сигналы-
— SOS... SOS... SOS......
Антенну с трудом удалось закрепить на мачте.
Капитан «Вольтурно» Инч приказал спустить шлюп­ки. Но в условиях сильного волнения это было почти невыполнимо. Шлюпка № 2 во время спуска переверну­лась, шлюпка № 6 была удачно спущена на воду, но вскоре затонула. Волной о кормовой подзор «Вольтур-но» в щепки разбило шлюпку № 7. В результате погиб­ло около ста человек, включая двух помощников капи­тана, командовавших шлюпками, и несколько матросов.
В это время радист доложил капитану, что на «SОS» откликнулся английский лайнер «Кармания», находя­щийся в семидесяти восьми милях от «Вольтурно». Он спешил на помощь на максимальной скорости. Но было уже поздно — паника захватила обезумев­ших от ужаса пассажиров и команду. Несколько коче­гаров вместе с пассажирами начали самостоятельно спускать одну из шлюпок. Кормовые тали, не выдержав перегрузку, лопнули, и все находившиеся в шлюпке по­гибли за бортом парохода.
Наконец, в 11 часов утра с «Вольтурно» заметили приближающийся двухтрубный лайнер. Это была «Кар-мания». Она шла на предельных оборотах машины, у ее огромных топок работали одновременно две вахты ко­чегаров. Капитан «Кармании» Барр, несмотря на вось­мибалльный шторм, решился спустить одну из своих шлюпок. Но шлюпке не суждено было доставить на борт спасенных: через два часа она вернулась, так как из-за сильного волнения не смогла приблизиться к борту «Вольтурно». Тогда с «Кармании», зашедшей с навет­ренной стороны, спустили на ходу без людей шесть шлюпок, надеясь, что их прибьет к борту бедствующего парохода. Но «Вольтурно» уже не управлялся и не имел хода: все шесть шлюпок прошли по носу парохода и были унесены в океан.
Тем временем на «Вольтурно» команда продолжала отчаянные попытки хотя бы временно прекратить даль­нейшее распространение огня, ожидая спасения с умень­шением волнения. Радисты «Вольтурно» Седдон и Пе-нингтон в течение многих часов не выходили из запол­ненной дымом радиорубки, они поддерживали непре­рывную связь со многими судами, находившимися по­близости и спешившими на помощь.
В 15 часов 30 минут того же дня к месту разыграв­шейся трагедии прибыл немецкий грузовой пароход «Зейдлиц», а спустя несколько минут подошло другое немецкое судно «Гроссер Курфюрст», которое капитан «Вольтурно» по радио попросил спустить шлюпку. Но и эта шлюпка, подобно предыдущей, не осмелившись при­близиться к борту терпящего бедствие парохода, вернулась ни с чем.
К 18 часам к месту катастрофы подошел бельгийский пароход «Кроонланд», за ним английский «Миннеапо­лис», французский «Турень», английский «Радпаханок»...
Капитан «Вольтурно» обратился по радио к капита­нам подошедших на помощь судов с просьбой что-ни­будь сделать. Сам капитан Инч, руководивший тушением пожара и спасением своего судна, получил сильные ожо­ги. У него обгорели брови и волосы, его форма была изодрана в клочья. Он ждал ответа от окружавших его обгоревший пароход судов. Пошатываясь от изнеможе­ния и почти потеряв зрение, Инч спрашивал с надеждой у своего второго помощника Ллойда:
— Что они делают? Я не вижу, я ничего не вижу!..
— Они ничего не делают, просто ничего,— отвечал второй помощник. Ллойд был отличным рулевым шлюп­ки, и сейчас он решил доказать всем на подошедших су­дах, не рискующим оказать помощь, что на шлюпке можно спасти людей.
На «Вольтурно» оставалась лишь одна рабочая шлюпка. Гребцами вызвались быть два матроса, кочегар и официант. Ллойду удалось благополучно отва­лить от борта, и, заменив руль веслом, он подвел шлюп­ку к немецкому пароходу «Гроссер Курфюрст», кото­рый находился в двух милях от «Вольтурно». Полузатопленная шлюпка через сорок пять минут все же до­стигла своей цели. Она затонула, когда последнего из находившихся в ней гребцов приняли на борт немецко­го парохода. Это были первые спасенные с «Вольтурно». Восхищенный уменьем английского моряка, капитан «Гроссер Кюрфюрста», наконец, решился сделать вто­рую попытку спасти людей с «Вольтурно». Спущенная с немецкого парохода шлюпка после долгой и упорной борьбы с волнами, наконец, приблизилась к обреченно­му судну. Немцы кричали, чтобы пассажиры прыгали за борт, что их подберут с воды. Но оцепеневшие от пере­житого люди, тесно прижавшиеся друг к другу на кор­ме,— теперь уже единственном убежище на горящем па­роходе — оставались неподвижно стоять. Шлюпка вер­нулась пустой.
Приближалась ночь. Страшную картину представлял собой «Вольтурно». Во мраке ненастной ночи среди ро­кота волн и завывания ветра зловеще вырисовывался пылающий силуэт парохода.
Неожиданно из средней надстройки в небо взметнулся кровавый язык пламени, и раздался взрыв. Это на мостике взорвались сигнальные ракеты и фальшфейеры. Несколько человек из числа стоявших на корме, решив, что это конец, бросились за борт. Этим взрывом во второй раз была сорвана антенна. Связь с судами пре-кратилась. Последнее сообщение радиостанции «Вольтурно» заканчивалось словами:
— Ради бога, пошлите нам шлюпки или сделайте хоть что-нибудь...
Около часа ночи к месту разыгравшейся трагедии подошел пароход «Царь» Русско-восточно-азиатского об­щества, который еще утром 9 октября получил от «Кармании» радиограмму о пожаре на «Вольтурно».
В то время «Царь» находился в ста пятидесяти ми­лях от места катастрофы. Капитан русского парохода Смильтенек, узнав по радио, что на помощь уже прибы­ли другие суда, продолжал свой рейс. Но когда радио сообщило, что из-за сильного шторма с горящего паро­хода не удается снять людей, капитан «Царя» принял решение немедленно идти к горящему пароходу.
После сложного маневрирования между семью стояв­шими у «Вольтурно» судами русский пароход подошел с наветренной стороны на близкое расстояние к бед­ствующему судну.
Гигантские волны и буруны создавали такие условия, что, казалось, благополучный исход спасательной опера­ции мог быть только случайным. Тем не менее, русские моряки спустили шлюпку. Ею командовал старший по­мощник капитана Земтур. Через час она благополучно вернулась и доставила к борту своего парохода пятнад­цать человек спасенных.
Команда шлюпки после упорной и трудной борьбы настолько устала, что во втором рейсе к «Вольтурно» ее пришлось заменить другой. Капитану «Царя» не пришлось назначать на шлюпку гребцов, вся команда русского парохода прекрасно умела ходить на шлюпке, гребцами могли быть все, и каждый стремился как мож­но быстрее спасти обреченных на гибель людей. Ведь на английском пароходе остались беспомощные женщины и дети, многие из них получили сильные ожоги. Их нуж­но было спасти.
Во второй спасательной экспедиции шлюпкой коман­довал третий помощник капитана Яковский. Его шлюп­ка также успешно подошла к борту «Вольтурно», при­няла пятнадцать человек и вернулась к своему судну. Так, на протяжении всей октябрьской штормовой ночи отходили и возвращались с людьми шлюпки русского па­рохода. Когда уже над начавшим стихать океаном забрез­жил зимний рассвет, к «Вольтурно» подошел американ­ский танкер «Наррагансетт», которому капитан Инч за несколько часов до этого послал радиограмму с прось­бой прибыть к месту катастрофы и выкачать на воду нефть, чтобы уменьшить волнение. Танкер откачал пятьдесят тонн нефти, и вокруг «Вольтурно» образова­лась широкая защитная полоса. Это значительно облег­чило дальнейшие спасательные работы. Теперь уже при­меру русских моряков последовали немцы, голландцы, французы, англичане. Все окружавшие «Вольтурно» па­роходы начали спускать свои шлюпки, чтобы спасти ос­тавшихся еще в живых людей. Когда в 6 часов утра шлюпка «Царя» в пятый раз подошла к «Вольтурно», на его борту оставались лишь капитан Инч, радист Седцон, судовой кок, три матроса и капитанский пес.
Таким образом, русские моряки, первыми осмелив­шиеся подойти к борту «Вольтурно», в наиболее тяже­лых условиях сняли с него сто два человека.
На «Вольтурно» погибло сто тридцать шесть человек, остальные двести восемьдесят три были сняты другими девятью пароходами.
Лайнер «Кармания» спас только одного человека. Им оказался известный немецкий пловец Трентепол, ко­торый без особого труда проплыл две мили и как ни в чем не бывало поднялся по шторм-трапу на борт.
Через несколько дней русский пароход «Царь» был встречен многотысячной толпой восхищенных жителей Роттердама. Министерство промышленности России на­градило капитана Смильтенека золотым, а его помощ­ника серебряным нагрудными знаками.
Спустя восемь дней после катастрофы 17 октября все еще горевший пароход «Вольтурно» был замечен датским танкером «Карлос». Капитан танкера Шмидт, не зная о случившемся, направил к дрейфовавшему суд­ну шлюпку. Когда датские моряки поднялись на борт парохода, перед ними предстала мрачная картина опу­стошения: внутренние помещения полностью выгорели, на судне не осталось ни одной деревянной вещи, главная палуба рухнула, ролинги и трапы от огня сильно дефор­мировались. На баке нашли несколько трупов. Чтобы дрейфующий пароход не явился причиной столкновения других судов, капитан «Карлоса» решил затопить его. Кингстоны «Вольтурно» были открыты, и он через пол­часа, как призрак, исчез с поверхности океана.

Примечание автора сайта:

С «Вольтурно» связана одна интересная легенда:
«…Итак, все еще считается, что именно в этих катакомбах спрятан "Золотой Титаник" - модель знаменитого парохода, длинной 10-15 см., сделанная из чистейшего золота. В легенде говориться, что якобы на "Титанике" плыл один одесский магнат, которому посчастливилось спастись при кораблекрушении. В честь чудесного спасения он заказал лучшим золотых дел мастерам изготовить точную золотую копию судна. Во время гражданской войны модель была спрятана в катакомбах. По другой версии, модель была изготовлена и подарена кому-то из членов экипажа русского судна, спасшего во время крушения иностранца. Действительно, одним из первых судов, подплывших к "Титанику", был русский пароход "Царь", портом приписки имевший Одессу. Письменного подтверждения этой легенды найти не удалось, но в 60-х 70-х годах она была очень популярна, и искали "Золотой Титаник" все, кому не лень было спуститься в катакомбы по 56-ой школой…»
Подробнее о легенде и самих катакомбах
Понятно, что при «сотворении» легенды произошла путаница. Ни «Царь», ни какой либо другой русский пароход не участвовал в помощи «Титанику», но «Титаник» стал известен всему миру, а о «Вольтурно» знают сравнительно немногие любители истории мореплавания.